Реформа школьного образования (Москва)

Без надбавки ты училка, а с надбавкой – педагог!

В Москве набирает обороты пилотный проект Департамента образования по реформе системы оплаты учительского труда. Уже со следующего года столичные школы могут получить свободу в распределении стимулирующих надбавок между своими педагогами. Финансовой политикой и разработкой внутренних документов школы займется ее управляющий совет. Городские власти уверяют, что такая автономия позволит увеличить доходы учителей и повысить качество школьного обучения. «Соседи» предложили экспертам от образования рассказать и порассуждать о готовящихся нововведениях.

Участники дискуссии:

Любовь Асмолова  – профессор Московского института открытого образования (МИОО)

Ирина Абанкина  – директор Института развития национального исследовательского университета ВШЭ

О ПИЛОТНОМ ПРОЕКТЕ

И.А.: Новая система оплаты учительского труда – это переход от жесткого управления финансовой политикой школы «сверху» к самостоятельности директора. Часть бюджета, которая направлена на стимулирование учителей, теперь может быть распределена между ними руководителем школы совместно с профсоюзом и представителями общественности. В соответствии с теми целями, программами развития, приоритетами, проблемами, которые у этой школы есть. Такой ресурс автономии в учебных заведениях нужен для повышения качества образования и развития кадрового потенциала. Весь мир уже идет по этому пути.

Самое главное, что деньги учителей никто не сокращает, зарплаты никто не уменьшает. Объем средств финансирования остается прежним, а иногда и становится большим.

Л.А.: Изначально проект предусматривал участие 125 московских «школ-пилотников». Он стартовал с 1 апреля 2011 года. Сейчас в эксперименте уже 256 школ столицы. Отбирали их на добровольной основе. Но бюджета (25 миллиардов рублей) хватило только на 256 школ из 4 тысяч 500.

Сегодня мы видим самое начало эксперимента, переходный период рассчитан на 3 года. За это время нужно понять, что не получается, что необходимо исправить, просчитать, отредактировать. Может быть, время покажет, что новая модель — золотая. Пока же она еще «сырая».

Ради чего все это затевается? Ради более эффективного, ориентированного на результаты расходования бюджета образования. Во всяком случае, так утверждают власти. Новые финансы должны активизировать
деятельность школ, мотивировать их, сделать из директора школы не только высококлассного учителя, но и высококлассного менеджера

УПРАВЛЯЮЩИЙ СОВЕТ

И.А.: Есть риски: а не повлечет ли новая система субъективность в распределении бюджета (надбавок), зависимость педагогов исключительно от сумасбродства директора школы? Чтобы застраховать себя от этого, школе нужно создать управляющий совет. Туда должны входить представи тели администрации, педагогов и других работников школы, общественности, профсоюзов, родителей.

Именно этот совет коллективным разумом призван разработать положение о распределении премирующих надбавок – локальный акт. В нем описаны все условия оплаты труда, критерии стимулирования, показатели, по которым оценивается деятельность учителя и те принципы, по которым распределяются надбавки. Он должен быть увязан с задачами развития конкретно этой школы. Как показал опыт других регионов и «пилотов» Москвы, если в школе формируется единая стратегическая команда, которая, исходя из своих конкретных задач разрабатывает локальный акт, то он становится их живым управленческим инструментом. Регулируемая таким актом свобода в распоряжении стимулирующими надбавками – залог повышения мотивированности учителей и качества образования в каждой конкретной школе.

Л.А.: Управляющие советы при школах – это вообще-то хорошая задумка. Должен быть орган, который обеспечивает открытость и гласность деятельности школ, сообщник в развитии школы и ее функционировании. Мало ли какое решение может принять директор школы…оно ему понятно. Но он должен сделать так, чтобы учителя, родители, профсоюзы тоже поняли, для чего нужен такой шаг. Когда все всем становится ясно,
находится консенсус, появляется мотивация. Плюс многие родители имеют управленческий, менеджерский, юридический опыт. Очень часто они могут
со стороны дать ценнейший совет директору.

СТИМУЛИРУЮЩИЕ НАДБАВКИ

Л. А.: Стимулирующая часть надбавок будет формироваться из фонда экономии по хозяйственным расходам. То есть, чтобы директору стимулировать учителей к результативности, творчеству и инновациям, он должен будет как минимум год проработать, не выплачивая никаких бонусов (чтобы посмотреть, сколько на что вообще нужно денег). Только тогда он сможет из того, что у него останется, выдать премии и надбавки.

Вводится система оплаты неаудиторной нагрузки (15% от общего фонда), чего раньше никогда не было. Это мотивирует учителей заниматься после уроков с проболевшими учениками или готовить детей к олимпиадам.

И. А.: Раньше, какие бы деньги ни приходили в школу, директор, по сути дела, был лишен возможности какого-либо маневра в поощрении тех работников, которые достигали высоких результатов в школе. Например,тех, кто ра зрабатывал новые методики и профильные курсы. Или тех, кто занимался с отстающими или одаренными ребятами дополнительно. Вконце концов, тех, кто участвовал в создании особой атмосферы в школе, мотивировал учеников на исследования, прививал им интерес к учебе.

По старой схеме педагоги получали назначенные сверху «жесткие» постоянные надбавки. Заинтересованности и мотивации, при этом, у них практически не было. Например, учителям иностранного языка за работу был установлен повышающий коэффициент 2 – всем одинаковый. Почему им был назначен именно такой коэффициент, — никто не знал. Он был постоянным независимо от качества работы. Нельзя сказать, что Москва сделала радикальный шаг вперед в преподавании иностранных языков школьникам. Лучше говорить по-английски дети от этого не стали, хотя средств было потрачено немало.

Если директор не имеет ресурса в управлении кадровым потенциалом, если он не свободен в распоряжении надбавками, у него фактически нет возможности повысить качество образования в своей школе.

«ДЕНЬГИ СЛЕДУЮТ ЗА УЧЕНИКОМ»

Л.А.: Одним из краеугольных камней новой системы станет подушевое финансирование школ. Оно и раньше было, но в качестве декларации. Масштабы финансирования разнились в зависимости от типа образовательного учреждения: гимназия получала больше, чем обычная школа в расчете на 1 ученика.

В новой системе бюджет формируется из подушевого финансирования, дифференцированного по возрасту, абсолютно одинакового для всех школ. Теперь разница будет только в возрасте учеников: на первоклассника выделят одну сумму, на старшеклассника – другую, в 2 раза меньше. Гимназия или общеобразовательная школа – по деньгам будет все равно. Подушевое финансирование идет на зарплату учителям и на «обеспечение учебного процесса». На питание выдаются отдельные средства, на ремонт – тоже.

И.А.: На принцип подушевого финансирования как такового (расчет фонда школы в зависимости от количества учеников) Москва перешла еще несколько лет назад. Есть коэффициенты, которые учитывают разную наполняемость школ. Московской школе на 300 человек точно ничего не угрожает. Даже если там 1 параллель, но, при этом, есть специальные программы для детей (одаренных, проявляющих особые способности или требующих коррекции), такая школа, конечно, получают бюджетный норматив с учетом особенностей реализации этих программ.

Если мы говорим об инклюзивном образовании, то за ребенком, который нуждается в такой программе, следует нестандартный, повышенный норматив. Здесь расчетно-нормативные затраты привязаны к конкретной услуге, а не к школе. И это плюс.

Л.А. : Вместе с подушевым финансированием ввели такую интересную единицу – «ученикочас». Средняя стоимость одного такого «ученикочаса» по Южному округу от 11 до 15 рублей. Это немало. Предположим, у меня в классе 25 человек, значит, 11 рублей я умножаю на 25, получаю 275 рублей — стоимость 1 аудиторного часа в классе. Дальше я умножаю это число на количество часов в месяц (75), и у меня получается 20 625 рублей. Это примерная базовая ставка учителя в Москве. Получается, учителя не только не потеряют в зарплате, но и приобретут. В общей сложности она составит от 27 до 30 тысяч рублей.

И.А.: Раньше мы говорили о нормативно-подушевом финансировании школы или детского сада, сегодня мы говорим о расчетно-нормативных затратах на услуги. Перечень этих услуг в Москве уже составлен. Школы будут финансироваться в зависимости от того, какой объем, каких услуг, для какого количества учеников они оказывают. Одни школы будут учить обычных детишек, другие — ребят одаренных, третьи — детей с ограниченными возможностями здоровья. Это все разные нормативы, разные бюджеты. Мы не умножаем количество учеников на один для всех единый норматив. Мы каждую школу призываем рассчитать свой собственный норматив, предложив властям задание, в котором будут перечислены те программы, которые они реализуют, те группы учеников для которых эти программы предназначены…

Это и есть суть 83 ФЗ: от финансирования учреждений к финансированию собственно деятельности, от управления затратами к управлению результатами переходит вся страна. Переход этот непростой, но Москва взялась за его реализацию. Я думаю, что у нее все получится.

ШКОЛА БУДУЩЕГО

И.А.: Во многих регионах новая система оплаты труда показала, что формируются новые взаимоотношения учителей и с учениками, и с родителями. Это экономическое стимулирование приводит к мягкому (неадминистративному) переходу к «школе полного дня», «учителю полного дня». В итоге он не только на уроках с ребятами работает, но и помогает им раскрыть способности в личностном плане, социальных практиках…

Л.А.: Никто не спорит с тем, что в результате этой реформы у учителей повысится зарплата и, возможно, их работа станет более эффективной. Вопрос только в том, что дальше будет происходить в среде. В результате эксперимента-«пилотника» точно что-то будет откорректировано: что-то убрано, а что-то добавлено. Вопросов пока больше, чем ответов. Но так бывает всегда, когда речь идет об эксперименте. Самое время искать ответы на эти вопросы.

И.А.: Я думаю, что в 2012 году Москва сумеет перейти на новую систему финансирования. С освоением всего комплекса возможностей в рамках автономии будет сложнее. Процесс растянется на несколько лет. Сильные школы уже давно готовы к этому, но далеко не все. Потребуется 2 – 3 года, чтобы все школы смогли это освоить и подтянуться.

Оставить комментарий

Парафин ссылка.